Принятие решений. Мы мы, или нас?

Сознание и мозг.

«Я есть то, что я ем». Эту фразу приписывают Гиппократу. Античный врач имел в виду причинно-следственные связи. Питание и образ жизни влияют на здоровье и качество нашей жизни. С этим спорить глупо. Также глупо спорить с тем, что любые наши решения имеют последствия. Мы имеем то, что заслуживаем. То, где мы находимся сегодня, данная точка нашего жизненного маршрута — следствие наших жизненных выборов. Наше окружение, наша жизнь и мы сами — результат наших собственных решений. Это правда. Пусть даже и неприятная. А наше сознание может по-разному сейчас объяснять данный факт.

«Знал бы где упадёшь – соломки бы  подстелил» —  в этой меткой и ёмкой фразе народ мудро сконцентрировал свой многовековой опыт. Мы, как и наши предки, по-прежнему падаем на ровном месте и не знаем где стелить эту самую соломку. Проблема принятия правильных решений по-прежнему для большинства из нас является проблемой. Вот такой каламбур.

Как же принимать рациональные, взвешенные, осмысленные, дальновидные и мудрые решения? Так, чтобы наверняка! Дело в том, что мы редко слушаем своё сознание. Мы слушаем мозг и следуем за его желаниями. Наш мозг манипулирует нами в своих интересах. А сознание тянется за ним как на прицепе. Сознание как бы служит у мозга пресс секретарём, находит объяснения его решениям уже постфактум и подгоняет факты под ответ. Это убедительно доказал ещё в 50-е годы прошлого века нейрохирург из Сан-Франциско  Бэнджамин Либет. Он делал операции на открытом мозге и, пользуясь случаем, занимался исследованиями. Прикладывал электроды и замерял время между импульсом и сокращением мышц. К мозгу испытуемого подключался специальный шлем с электродами, а к запястью — датчик. Человек смотрел на циферблат и засекал момент сознательного желания пошевелить кистью.

Логично это должно было выглядеть так:

  1. Человек принимает сознательное решение пошевелить кистью.
  2. Мозг даёт соответствующую команду (возникает импульс).
  3. Импульс идёт в мышцы.
  4. Кисть шевелится.

А на деле получилось, что мозг принимает решение, а сознание ещё не в курсе.

  1. Мозг решает (возникает импульс).
  2. Только через 0,5 секунды сознание получает команду, что именно оно должно подумать. Именно в этот момент человек отмечал своё сознательное решение.
  3. Проходит ещё 0,2 секунды и реагирует датчик на запястье. Мышца сократилась.

Намного позже в институте нейрофизиологии имени Макса Планка в Лейпциге провели исследования с помощью современного высокоточного оборудования — резонансной томографии. В результате установлено, что регистрируя активность мозга, мы можем за 7 секунд предсказать, что именно человек сейчас намерен предпринять!

В 2002 году Даниэль Канеман получил Нобелевскую премию «за применение психологической методики в экономической науке, в особенности — при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределённости». Канеман показал работу разума с учетом последних открытий в когнитивной и социальной психологии. Учёный убедительно развенчал главенствующие до этого представления о том, что  люди в большинстве своём мыслят здраво и рационально, если не попадают под влияние эмоций.  Сам механизм мышления иррационален. Сначала мозг принимает решение, а потом уже сознательно подстраивается под принятое решение.

Все наши мысли, представления, ценности, мировоззрение, духовные скрепы и иже с ними, это только определённые нейронные связи в мозгу. Мы рабы биологической машины в образе полуторакилограммовой желеобразной массы – нашего мозга. Мы биологически и социально запрограммированные алгоритмы.

Когда-то во время обучения, попав под влияние определенных идей, опыта, влияния других людей, в  нашем мозгу образовались нейронные связи. И теперь сознание отмечает только те факты, которые доказывают правоту наших идей, отметая всё то, что им не соответствует. По сути это та же подгонка под ответ. Мозг протаптывает удобные тропинки, по которым мы привычно двигаемся мыслями в одном и том же направлении. Если упростить, то чем больше в мозгу нейронных связей, тем более разнообразные задачи мы можем решать и тем более креативные решения находить и наоборот.

Инсайт и интуиция

В 1997 году американский невролог Гордон Шульман решил выяснить, где в нашем мозге кроется сознание, то есть где та область, которая отвечает за работу сознания. Исследователь вводил испытуемым в кровь краску и исследовал их мозг на томографе в тот момент, когда они решали сознательные задачи: читали научные тексты, решали математические задачи и т.д.
У людей, решающих разные задачи, активизировались разные зоны мозга. Выяснилось, что никакого отдельного центра сознания в мозгу не существует. Но мы же чувствуем концентрацию, ощущаем направленность внимания, мы можем уверенно сказать, что ощущаем работу сознания. Разгадка пришла случайно. Шульман перепроверил свои протоколы и заметил интересную закономерность: в момент пауз и перерывов в работе (смена картинок для испытуемых с заданиями на экране и т.д.) мозг испытуемых начинал работать как единое целое. Активизировался целый ряд зон мозга, которые синхронизировались в момент переключения сознания и остановки его деятельности.

Этот эксперимент не был должным образом воспринят научным сообществом. И только в 2001 году Маркус Рэйчел сформулировал теорию пассивного сознания, которую назвал «дефолт системы мозга» — ДСМ. Сегодня это наиболее бурно развивающаяся область нейрофизиологии и нейропсихологии.   Он предположил, что структуры мозга, задействованные в решении определённых задач, участвуют в мыслительных процессах, которые протекают в периоды покоя, когда мозг не занят переработкой поступающей извне информации. Стало понятно, почему Архимед кричал «эврика», Менделееву приснилась его система периодических элементов, или почему многие гении отмечали, что совершали свои открытия, будто бы получая откровения и озарения свыше. Переживаемый ими инсайт – это заключительный этап креативного процесса, которому предшествует долгое и напряжённое размышление над проблемой. Каков алгоритм рождения инсайта?

Мы заходим в тупик, после того как долго не находим решения и переключаемся на другие задачи. Тем временем идея вытесняется в область бессознательного и там медленно прорастает, пока не взорвётся внезапным инсайтом. Пусковым крючком может послужить что угодно: налетевшая ассоциация, чья-то фраза или мысль.

Парадокс, но зачастую, для того, чтобы найти решение, нужно просто перестать накачивать мозг новой информацией, а просто переключить сознание. И решение придёт само! Но это произойдёт только в том случае, если до этого мы действительно искали решение: усиленно размышляли над проблемой. Как в сказке по щучьему велению, к сожалению, не получится.

Принимая решение интуитивно, мы делаем выбор на основе ощущения, что он в данной ситуации является единственно правильным. Интуиция, это мгновенное решение сложной, проблемной ситуации без выдвижения развёрнутой, логической системы доказательств. Это случайное попадание ситуации в сферу личного опыта человека и воспроизведение им этого опыта. Верность интуитивного решения напрямую зависит от богатого, осмысленного жизненного и профессионального опыта. Таким образом, интуитивное решение, это решение, которое выдаёт мозг, быстро обработав большой объём загруженной в него ранее информации, не допуская к участию  сознание. Как вы думаете, какие решения оказываются в большей степени верными, интуитивные, принятые мгновенно, или рациональные, продуманные и аргументированные, на выработку которых требовалось время? Ответ пятьдесят на пятьдесят. То есть они оказывались верными в равной степени. С учётом результатов последних исследований это не удивительно.

Кто виноват и что делать?

Всё, на что способно наше сознание, это решать узкоспециализированные задачи. То, что мы воспринимаем и осознаем, лишь интерпретация уже случившихся для нашего мозга событий. Как я уже говорил выше, сознание лишь подстраивается под решения, принимаемые мозгом, а потом объясняет, почему эти решения правильные, разумные и верные. Получается, что зная то, как работает наш мозг и каким образом принимает решения, его можно легко ввести в заблуждение, обмануть и таким образом манипулировать нами? Какой ужас! Стоит подумать об этом и сознание уже рисует страшные футуристические и постапокалипсические картинки неприглядного будущего, в котором мы лишены свободы воли, а нашу личность подавляют и скрытно ей управляют внешние  злобные силы. Скажу больше – нет никакой свободы воли, как и нет никакой личности в привычном нашем гуманитарно-гуманистическом понимании. Почему это так, убедительно доказали Юваль Ной Харарри в книге «Homo Deus: краткая история завтрашнего дня» и Андрей Курпатов в книге «Красная таблетка». Рекомендую почитать. Под впечатлением от прочтения этих книг и написана данная статья.

Так что наши страхи вполне обоснованы. Нами уже вовсю манипулируют. Лента подкидывает нам ту информацию, которая по мнению алгоритмов фейсбука, может нас заинтересовать. Контекстная и таргетинговая реклама ежедневно помогает нам делать свои потребительские выборы и так далее. Маркетологи и политтехнологи давно изучают все последние открытия в области нейрофизиологии, биологии, этологии и социальной психологии. Об этом замечательная книга Роберта Чалдини «Психология влияния». IT корпорации создают всё более сложные компьютерные алгоритмы, способны очень быстро перерабатывать огромные объёмы информации. Эти алгоритмы знают нас даже лучше, чем мы знаем сами себя. Тем более мы щедро и добровольно делимся информацией о себе, ежедневно оставляя множество «следов» во всемирной сети.

Вернёмся к проблеме принятия решений. Упростив, можно сказать, что правильность наших решений зависит от двух факторов: количества вводных данных и качества их анализа.

В мозгу в единый момент времени происходит масса как интеллектуальных, так и физиологических процессов: в кровь поступают различные гормоны, которые регулируют на наши эмоции и самочувствие. Падает или повышается уровень глюкозы и прочих веществ. Кровь движется по сосудам. Электрические импульсы бегут через нервные клетки. Органы чувств  сканируют и бессознательно обрабатывают огромное количество внешней информации… Помимо этого в нас действуют инстинктивные биологические и социальные программы. Всё это оказывает влияние на наши решения, которые мозг принимает опять же, исходя из своих соображений.

Недавно я прочитал новость о том, что сотрудники ГАИ решили поставить эксперимент. Положили на обочине реалистичный человеческий манекен и отслеживали, сколько человек остановится,  чтобы оказать помощь. Остановилось достаточно большое количество людей. Преимущественно женщины. Многие, не останавливаясь, просто звонили в 101, 102 и 103. А кто-то даже ускорялся. Почему мы так по разному реагируем? На наше решение влияет:

— внешний вид лежащего человека и его шансы на помощь падают, если он признается нами отвратительным;

— если это ребёнок, то шансы возрастают;

— шансы на то, что мы остановимся падают, если мы спешим;

— шансы катастрофически падают, если рядом есть другие люди. Этим феноменом заинтересовались социальные психологи после нашумевшего убийства Китти Джоновезе 13 марта 1963 года в Нью Йорке. Эпизод попал в учебники по социальной психологии и получил название «синдром Джоновезе» или «эффект свидетеля». Дело в том, что это убийство произошло на глазах десятка свидетелей и длилось не менее получаса. И никто не позвонил в полицию с сообщением, что человека убивают. В случае, когда рядом есть другие люди, срабатывает механизм, что поможет кто-то другой, более компетентный. Как говориться моя хата с краю, ничего не знаю. Сознание же любое принятое решение объясняет потом так, чтобы оно выглядело здраво, логично, понятно и естественно. Как в случае с экспериментом ГАИ, так и в случае с убийством Кетти Джоновезе люди находили кучу аргументов, объясняя своё поведение, ещё раз подтверждая, что мозг и сознание — две разные части человека.

Наше представление о себе в последние годы заметно расширилось новыми исследованиями, которые подтверждаются научными экспериментами. Многие из которых в корне меняют былые представления о природе человека и функционировании его психики. Нужно делать выводы, изучая и принимая новые научные факты, какими бы противоречивыми они не казались. Выявляя эти противоречия и анализируя их, мы мыслим. А если мыслим, то повышаем осмысленность наших решений, противопоставляя их  автоматизму ленивого мозга.

Автор — Павел Панько.